Мировой финансовый кризис и его влияние

Еще полгода назад многие были уверенны, что бизнес-образование и диплом MBA – это ключ к успеху, который поможет сделать карьеру и качественно изменить уровень дохода. Но за полгода ситуация на рынке труда сильно изменилась, снизились как зарплатные ожидания у соискателей, так и предложения работодателей. Мировой финансовый кризис оказал влияние на все сферы жизни, как в России, так и за рубежом. Стоит ли в таких условиях вкладывать средства в бизнес-образование и получать диплом MBA? На вопросы журналиста Юлии Дроздовой любезно согласился ответить ректор Высшей школы международного бизнеса Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации д.э.н, профессор Леонид Иванович Евенко.

Насколько востребованы в России специалисты, получившие бизнес-образование?

Согласно результатам социологических обследований директоров предприятий, президентов фирм, главным фактором, сдерживающим развитие бизнеса в России, является острый дефицит кадров, способных квалифицированно работать в области бизнеса и менеджмента. На втором стоит коррупция, на третьем – нехватка финансовых средств. Конечно сейчас, в условиях финансового кризиса она переместилась на лидирующую позицию. Но я бы хотел обратить внимание на то, что отсутствие квалифицированных кадров, способных решать реальные проблемы в реальных условиях, – это острейшая проблема, требующая решения. Люди, прошедшие такого рода подготовку, получившие бизнес-образование, имеют очень большую востребованность в принципе. А дальше начинается конкретика. Очень многое зависит от того, имеет ли человек опыт работы в конкретной области и где он получил бизнес-образование, что он изучил в процессе прохождения бизнес-образовательных программ и была ли при этом связь с практикой, усиливающей его опыт. Поэтому я отвечу так: да, специалисты очень нужны, но они должны соответствовать ожиданиям бизнеса. Это означает, что нужно учиться, но, опять же, учиться не везде, а там, где хорошо учат. Это могут быть бакалаврские, магистерские программы, программы профессиональной переподготовки или программы MBA. Необходимо очень тщательно выбирать, где учиться. К сожалению, халтуры еще довольно много. Бывают случаи, когда человек отучился на каких-то платных программах, но при этом он испытывает проблемы при трудоустройстве – потенциальные работодатели чувствуют, что его квалификация не достаточно высока. И тут дело даже не в том, что плохо или недостаточно хорошо учат, дело в том, что недостаточно хорошо учатся. Если человек пришел учиться, то он должен получить максимум знаний, превратить их в навыки, а все вместе – в требуемые компетенции. Не зря же говорят: нельзя научить, но можно научиться. Самообразование, самостоятельная работа, стремление максимально использовать то время, которое ты учишься – это исключительно важная вещь. Бумажку, диплом можно получить, с ее помощью можно даже устроиться на приличную работу. Но потом вдруг оказывается, что человек не соответствует своим амбициям и ожиданиям, тех, кто его нанял. Поэтому, подводя итог, скажу, да, несомненно, такие специалисты очень востребованы и наблюдается серьезный дефицит кадров, но разрыв между спросом и предложением очень велик.

История бизнес образования на Западе (например, в США) насчитывает уже 100 лет, в России же первая бизнес-школа появилась только 20 лет назад. За это время наша страна пережила уже 3 серьезных экономических кризиса. Успевает ли отечественное бизнес-образование приспособиться к столь быстро меняющимся реалиям жизни?

Поскольку основные школы бизнеса продолжают в этом отношении работать, то, наверное, успевает. Давайте определимся с терминами – бизнес-образование можно понимать как в широком, так и в узком смысле слова. В широком – это любое образование, любая подготовка людей, работающих в деловых организациях и осуществляющих бизнес. Это могут быть экономисты, юристы, которых выпускают вузы. В более привычном, узком смысле – под бизнес-образованием понимают, во-первых, образование взрослых людей с жизненным опытом, которые, что называется, понюхали пороху практической работы, и, во-вторых, это платное образование. Такое образование можно получить в учебных заведениях, которые собирательно называются школами бизнеса.

Под термином бизнес-образование мы понимаем программы MBA, мастерские программы по отдельным профессиональным направлениям, программы профессиональной переподготовки, корпоративные университеты, короткие программы повышения квалификации, тренинги, DBA. И тот факт, что в России есть все эти компоненты, говорит о том, что у нас уже создан рынок бизнес-образования. Вот он-то и приспосабливается к такого рода изменениям. Определенные структурные сдвиги, конечно же, происходят. Вот пример: пока цены на нефть были высокими бизнес-школы с относительной легкостью находили своих учеников. Однако сейчас ситуация резко изменилась, и цены на «черное золото» стремительно упали. А это означает, что в современных условиях продать более или менее дорогие программы становится трудно.

Поэтому мы, конечно же, стараемся приспособиться к требованиям российского рынка. Речь идет, во-первых, об ассортименте программ. Мы изменяем наши программы, стараемся найти свою нишу, своего потребителя и удовлетворить конкретную потребность рынка, однако это не так просто, как кажется. Нужно знать потребности конкретного потребителя и реально оценивать свои возможности – сможем ли мы сделать необходимое предложение. Во-вторых, необходимо постоянно повышать качество предлагаемых программ. Если бы речь шла о научном уровне, то особых проблем у нас бы не возникало. Людей квалифицированных и начитанных в научной области довольно много. Но нам нужны специалисты иного уровня – прикладного. Они должны отвечать на наболевшие вопросы конкретных людей, как вести себя в данной ситуации.

До нынешнего времени, пожалуй, бизнес-образование успевало приспосабливаться к быстро меняющимся реалиям российской жизни. Сейчас у нас появилась еще одна возможность посмотреть, сможем ли мы достаточно быстро измениться. Ведь мы не изолированы и зависим от реального сектора экономики, от банковской системы. Наверное, часть программ обанкротится и уйдет с рынка. Кроме того, мы так же зависим и от Запада и западного бизнес-образования. Как ни крути, а западное образование, особенно американское, очень сильно. Хотя мы не можем говорить о таком понятии, как американская MBA. Есть «Топ-25», «Топ -50», то есть рейтинговые школы, у которых стоит учиться. Да, мы не попадаем в топовые рейтинги американских бизнес-школ, но если брать европейские школы бизнеса, то мы находимся на достойном уровне. Тот факт, что мы не попадаем в рейтинги лучших бизнес-школ мира, объясняется незрелостью нашего рынка труда, к сожалению, пока в нашей стране выпускники бизнес-школ не могут претендовать на адекватные, с мировой точки зрения, зарплаты. А уровень доходов выпускников является очень серьезным показателем рейтингов бизнес школ. Но, надо сказать, что такая ситуация сложилась не только в России, во многих странах Европы. Например, в Скандинавии только 5 школ предлагают на самом деле качественное бизнес-образование. А Германии идея MBA вообще чужда. Во-первых, немцы не могут понять зачем быть дженералистом, если можно хорошо работать специалистом. Немцы вообще люди очень дисциплинированные, рационально мыслящие, и поэтому ими легко руководить. Во-вторых, в Германии люди привыкли учиться бесплатно. У них, как правило, бесплатное образование в вузах, зачастую и на курсах повышения квалификации можно учиться бесплатно. Поэтому немецкая корпорация не может взять в толк, зачем ей надо платить 50 тысяч евро за программу MBA, да еще и немецкую. Если руководитель осознает необходимость получения бизнес-образования, он отправляется во французский INCEAD или в Америку.

Международный опыт очень разнообразен, и мы стараемся брать из него именно то, что нужно для нас. Конечно, мы используем мировой опыт и знания, но скопировать западные программы невозможно по различным причинам, но в том числе и потому, что мы пока не обладаем необходимыми ресурсами. Возьмем, например, Гарвард. Его скопировать невозможно. Во время 2-х годичной программы MBA там рассматривают со слушателями 700 различных кейсов. А российского опыта хватит только на 7 хороших кейсов. Конечно же, я утрирую, но порядок цифр примерно таков. Но мы развиваемся, и успеваем реагировать на изменения условий. А вот в какой степени мы успеваем, это уж зависит от того, как оценивать.

Леонид Иванович, как Вам кажется, в условиях современного кризиса, стоит ли получать бизнес-образование?

Дело в том, что есть разные типы программ, если бизнес-образование серьезное, то это инвестиция достаточно долгосрочная, инвестиция в предстоящую карьеру. Несерьезно говорить о том, что сейчас, когда всех сокращают, выпускников с дипломами MBA российских школ будут расхватывать как горячие пирожки – не скажу, что так и будет. Сейчас нужны люди определенного склада – волевые, с умом и воображением, да еще и с опытом. Хорошо, если они уже прошли обучение по более коротким программам и обладают потенциалом для того, что бы из этих программ вынести необходимые для практической деятельности знания. На самом деле именно сейчас возникает потребность в краткосрочных программах, чтобы люди знали, что нужно делать сейчас в конкретной ситуации.

Но есть еще один момент, что означает кризис? – Сокращения, свободное время. Что делать с этим свободным временем, ждать, когда тебе призовут обратно? Тебя обязательно призовут – может быть через год, полтора, два, но обязательно призовут. Образовавшееся свободное время надо потратить на учебу. Западный опыт показывает, что набор в школы бизнеса, как это ни парадоксально, во время кризиса увеличивается. Это было связано с возможностью взять образовательный кредит и эффективно использовать свободное время. Правда, в нынешних обстоятельствах, я думаю, что образовательный кредит будет получить сложнее. Я считаю что, учиться надо все время. Надо заниматься самообразованием. Если у вас образовалось время, но не достаточно средств, чтобы пойти учиться – занимайтесь самообразованием. Но все-таки образование будет более эффективным, если оно будет осуществляться под руководством профессионалов. Те, кто пошел учиться во время кризиса, смогут максимально эффективно использовать свое время, а по окончании кризиса у них будет конкурентное преимущество перед теми, кто все это время и не работал, но и не учился.

Сообразно своей натуре и карьерным предпочтениям нужно найти, чему учиться. Я не говорю, что нужно только учиться, обязательно надо применять полученные знания на практике, ведь, как говорят японцы, опыт – лучший учитель.

В ВШМБ насчитывается более 90 узкоспециальных образовательных программ. Есть ли специальные программы антикризисного управления? И каким образом школе удалось создать столь внушительно число программ?

Это не совсем 90 программ, это 90 курсов, в том числе и курсов по выбору. Человек, который учится на программе MBA в ВШМБ, изучает определенное количество базовых курсов, кроме того, мы предлагаем ему взять курсы по выбору. Мы предоставляем возможность составить свой индивидуальный план, построить карьерную траекторию. В этом и заключается философия нашей школы – мы хотим сделать программы, ориентированные на потребителя, дать ему возможность выбора.

Ежегодно нашу школу заканчивают около 400 взрослых слушателей программ МВА, и при этом у каждого выпускника в приложении к диплому свой перечень прослушанных курсов, именно тех, которые нужны были конкретно этому человеку. Однако чтобы учиться по такой программе, нужен определенный жизненный опыт и представление о будущей карьере.

Для тех, у кого нет пока еще достаточного жизненного опыта, но есть желание учиться и делать карьеру, мы хотим предложить новую программу: «Инструментарий бизнеса». Наша идея состоит в том, что на программу MBA принимаются люди, по российскому стандарту с 2-летним, а по британскому стандарту, с 3-летним стажем работы. Зачастую отсутствие опыта работы не позволяет молодым людям поступить на программу MBA. Слушатели MBA должны обладать жизненным опытом, опытом работы, у них должно быть, что сказать своим коллегам. Потому мы хотим предложить программу pre-MBA, созданную для молодых людей без опыта работы или с маленьким опытом работы. Это будет программа по конкретному инструментарию бизнеса. Слушателям расскажут, как исследовать рынок, какие существуют методы исследование, расскажут об аппарате анализа рисков, о моделях операционного менеджмента, как о моделях лучшего использования ресурсов. То есть это будут те же знания, которые даются на старших курсах вузов, но в прикладном плане – их еще научат применять на практике. Программа pre-MBA, мне кажется, имеет серьезное конкурентное преимущество. В ней готовят специалистов, которые еще не готовы быть менеджерами и принимать самостоятельные решения, но уже готовы работать в команде таких менеджеров, делать для них анализ рынка, например, и другие аналитические разработки.

Говорят, что недостатки – это продолжения достоинств. Так вот, одним из недостатков MBA, а может и достоинством, является тот факт, что там люди изучают конкретные моменты технологии бизнеса с точки зрения их пользователя, а не исполнителя, так и MBA учит применять анализ рынка, но не учит осуществлять его «от и до». А на программе pre-MBA мы научим именно делать анализ рынка, собирать информацию, проводить расчеты, делать выводы и обобщения. Выпускник такой программы получит квалификацию бизнес-аналитика и диплом о профессиональной переподготовке.

Опыт показывает, что люди, обладающие конкретными методами аналитики, очень востребованы на должностях специалистов, но пока еще не менеджеров. Приобретя необходимый опыт работы, выпускник такой программы поймет, что действительно хочет продолжить свое образование, тогда он может вернуться к нам в Академию народного хозяйства в ВШМБ и пройти сокращенный курс MBA. В государственных требованиях к программам MBA есть такой пункт: если вы будучи, например инженером, получили диплом о профессиональной переподготовке в каком-то вузе по бизнесу и менеджменту, скажем, в Академии народного хозяйства в ВШМБ, вы имеете право поступить на укороченную программу MBA с зачетом прослушанных дисциплин в том же вузе.

Если говорить о программах, то каким образом строятся эти программы: это исключительно российские разработки или же используются разработки западных коллег. И если это разработки западных коллег, то каким образом они адаптируются к реалиям российской жизни?

Мы, конечно, стараемся использовать и учитывать российский опыт. Управленческая мысль, я не люблю говорить «наука управления», включает в себя мысль, как научную, так и ненаучную и обыденное знание, и искусство, и литературу. Управленческая мысль – это знание далеко не всегда научное, препарированное искусством, способное подвести нас к такому аспекту, как лидерство, например, наука не может быть сугубо национальной. Конечно, нам бы хотелось, чтобы в программах было больше российской специфики, но наука также как и «сгустки опыта» – кейсы, которые мы рассматриваем, могут быть как российскими, так и зарубежными.

Не секрет, что имидж бизнес школы создают как преподаватели так и выпускники. Кто удостаивается чести стать преподавателем в ВМБШ?

В идеале преподаватель бизнес-школы должен обладать тремя качествами. Во-первых, он должен владеть теорией, то есть быть в научном отношении квалифицированным человеком. Опыт как таковой может быть очень полезен и интересен, но только знание теории может точно подсказать, стоит ли использовать данный опыт в конкретно взятой ситуации. Поэтому мы приветствуем наличие ученой степени у преподавателя. Но для преподавателя бизнес-школы этого мало. Наши педагоги должны обладать практическим опытом работы, желательно в сфере бизнеса и менеджмента, или хотя бы опытом консультирования при решении конкретных задач. Наш преподаватель должен знать изнутри, как проблема выглядит не только в теории, но и на практике, это, во-вторых. И, в-третьих, тот, кто претендует на право быть преподавателем в школе бизнеса, должен обладать педагогической квалификацией, в идеале иметь формальный документ о педагогическом образовании. Это не обязательно должен быть диплом вуза, это может быть свидетельство об окончании курсов повышения квалификации, но методам обучения взрослых нужно учиться.

К сожалению, специалистов, отвечающих всем вышеперечисленным требованиям, очень мало. Дефицит квалифицированных кадров приводит к тому, что зачастую бизнес-школы вынуждены принимать на работу преподавателей, обладающих только двумя из трех перечисленных качеств, что, к сожалению, ни к чему хорошему это не приводит.

Если говорить о выпускниках, следите ли вы за карьерой Ваших выпускников и насколько это важно для Вас?

Да, конечно, мы следим за тем, как развиваются карьеры наших выпускников, но мы хотим расширить наши связи с выпускниками. Сейчас мы создали программу post-MBA на английском языке, которую предлагаем нашим выпускникам и ученикам.
Мы условно разделяем наших студентов и выпускников на три категории:

• Англоговорящие или близкие к тому, чтобы обучаться на английском языке
• Активисты
• Представители серьезных фирм, отправленные учиться работодателями

С этим тремя категориями студентов и выпускников мы планируем работать наиболее тесно, но это не означает, что другим будет уделяться меньше внимания. Первых мы будем втягивать в процесс международного образования (на английском языке), во-вторых, будем привлекать к работе в ассоциации активных по жизни выпускников, а через третьих мы будем стараться повысить наши связи с бизнесом.

Отличие западных бизнес-школ от российских в том, что они значительно теснее связаны со своими выпускниками. Но это объясняется тем, что западные школы работают со своими выпускниками уже не один десяток лет, а мы только недавно начали эту работу.

Тогда если можно смежный вопрос: на Западе работодатели, pаинтересованные в квалифицированных специалистах приезжают в школы и выбирают своих будущих сотрудников из числа студентов бизнес-школ. А у нас есть такая практика?

Ну, в общем-то есть, но это развито в значительно меньшей степени, чем на Западе. В Гарварде, например, в последнем семестре студенты только 5% времени проводят в классах, остальное время они тратят на самостоятельные занятия – написания работ и тезисов, а так же на интервью с потенциальными работодателями. В UСLA, например, есть дни, когда все выпускники и студенты старших курсов обязаны быть на кампусе, так как в эти дни приезжают потенциальные работодатели. В ВШМБ тоже существует подобная практика, но пока она недостаточно развита. Но в этом виноваты не только школы бизнеса, к сожалению, пока квалификация наших HR-менеджеров не достаточно высока. Во-первых, они не могут правильно организовать интервью с выпускниками бизнес-школ, во-вторых, не видят смысла в подобных интервью, и в-третьих, что самое важное, они не понимают значения MBA. Кроме того, в наших школах бизнеса учатся люди уже работающие, поэтому у нас иной процесс трудоустройства и смены работы.

В последнее время популярной становится дистанционная форма бизнес-образования, как Вы относитесь к подобной форме обучения?

С одной стороны, есть многочисленные извращения, вроде мини-MBA. Что такое MBA за 6 месяцев? Блочная программа – 6 канадских профессор прочитают свои курсы, и вы получите certificate MBA? Но это же обман. По окончании школы бизнеса, имеющей лицензию и аккредитацию, выдаются degree MBA (степень), но никак не certificate MBA (сертификат). К сожалению, далеко не всегда люди понимают разницу между понятиями сертификат и степень.

Недавно одна фирма решила сделать справочник по MBA в России. Всего в нашей стране существует около 60 программ, имеющих лицензию, по окончании которых выдается диплом государственного образца. Однако в Интернете было найдено 104 организации, предлагающие получение диплома MBA. Надо сказать, что легковесное использование бренда MBA – это явление повсеместное, характерное не только для России, но и для Запада.

Что касается дистанционного образования, то оно существует, и такие программы получают аккредитацию. Самая большая школа, предоставляющая услуги дистанционного бизнес-образования, находится в г. Монтеррей в Мексике. Ежегодно выпускниками этой школы становится 100 000 человек по всему миру. Обучение идет с помощью 6 спутников, через которые идет передача материалов, контрольных работ. Считается, правда, что самое главное в MBA – это общение с профессором и с другими слушателями в группе. Студенты, обучающиеся дистанционно, этого лишены. Я бы сказал, что такую форму образования правильнее называть не дистанционной, а электронной формой обучения (E-learning). С другой стороны, наличие сетей общего пользования – это колоссальный источник доступа к знаниям, который невозможно переоценить. И этот источник продолжает свое стремительное развитие. Вскоре новому поколению будет проще общаться через компьютер, чем лично тет-а-тет. Поэтому дистанционная компонента в образовании будет только развиваться, если не будет халтуры, и Интернет будет использоваться как источник новых знаний, а не средство простой передачи информации. Кроме того, если образование происходит по очно-заочной (вечерней) форме обучения, дистанционная компонента становится вообще очень важной.

И если можно, последний вопрос: ощущает ли ВШМБ на себе мировой финансовый кризис? За последний год сократилось ли число желающих получить бизнес-образование или наоборот оно возросло?

Во время осеннего приема мы ощутили на себе холодок кризиса – число желающих получить бизнес-образование несколько сократилось. Но при этом должен отметить, что прошлый весенний набор был рекордно большим. Сейчас мы вышли на наш уровень 40 – 60 человек в потоке. Но вот какими будут новые весенний и, особенно, осенний набор слушателей, сказать сложно. К сожалению, мы не знаем, как поведет себя потребитель в условиях этого кризиса, поэтому мы не только ощущаем его, но и готовимся к нему. Мы разрабатываем систему скидок, изменяем рекламу нашей школы, чтобы максимально наглядно показать специфику, отличия, новые аспекты в наших программах, привлечь новых слушателей, в том числе и на программы профессиональной переподготовки не только на МВА.

Мы надеемся, что весь наш опыт, государственная и международная аккредитации могут гарантировать, что студенты, которые придут в Высшую школу международного бизнеса, не потеряют время зря. Но каждый наш студент должен быть очень активен и выбирать именно то, что нужно ему. Мы не предлагаем комплексное меню, мы предлагает выбор a la carte. С неповторимыми образовательными деликатесами.

Источник: http://www.5ballov.ru/

Теги: информация, мир